Владимир ХижинскийВладимир Хижинский – личность в Черниговском районе известная. Его хорошо знают как представители руководящей верхушки района, так и рядовые жители. Экс-глава района, депутат Законодательного собрания, действующий депутат районной Думы, и успешный предприниматель - не зависимо от занимаемого поста или должности всегда принимал активное участие в жизни района. Накануне 85 летнего юбилея малой родины Владимир Алексеевич вместе с корреспондентом журнала «Навигатор-ДВ» вспоминает какой была жизнь в Черниговском районе в конце 1980-х, 1990-х годов и первые пять лет текущего века. - Владимир Алексеевич, Вы не единожды руководили Черниговским районом. Первый раз вы встали у штурвала районной власти во второй половине 80-х годов. Как жил наш район в тот период?
- В 1986 году меня избрали первым секретарем Черниговского райкома партии. В этой должности я работал до октября 1990 года. На первого секретаря тогда возлагалась хозяйственная работа, на мне лежала ответственность за надои, собранный урожай, результат работы предприятий, а также за кадры. Если кто-то из руководителей заводов плохо работал, то спрашивали с меня.
Тот период времени с 86 по 90-й год был периодом экономического подъема. В марте 1986 года было принято постановление ЦК КПСС и Совмина «О совершенствовании экономического механизма хозяйствования в агропромышленном комплексе страны», которое предполагало введение экономической самостоятельности, самоокупаемости, отказ от жесткого диктата - когда сеять, убирать. Вводились методы материального стимулирования производства и сверхпроизводства путем установки высоких закупочных цен. Разрешили сбывать 20% выращенной продукции на рынке.
До 86 года как было? Всю выращенную продукцию сдавали в Заготконтору по фиксированным ценам. А тут вдруг разрешили продавать 20% выращенного урожая. Такую прибыль хозяйства получали! Когда одна машина малосольных огурцов из Дмитриевского колхоза ушла на рынок во Владивосток, денег удалось выручить столько, как если бы сдали в Заготконтору 20 машин свежих огурцов! Малосольные в городе, помню, продавали по 2 рубля 20 копеек за килограмм, а в Заготконтору сдавали свежие по 7 копеек. С одной машины бочковых огурцов мы смогли полностью обставить новой мебелью детский сад в Дмитриевке, еще и пианино купили.
Новые правила хозяйственной деятельности позволили очень быстро вывести сельскохозяйственную отрасль нашего района в рентабельную. В 1988 году было принято решение о развитии свиноводства. В районе запланировали строительство трех свинарников: в Черниговке, Сибирцево, Дмитриевке, и реконструировать свиноферму в Вадимовке. Общее поголовье свиней задумывалось довести до 25 тысяч голов, при имеющемся - в 16-17 тысяч. Для этого было нужна прочная кормовая база. На Совете агропромышленного объединения, тогда у нас в районе такой действовал, было решено отправить в Омск за озимой пшеницей директора Меркушевского хозяйства Степочкина Валерия Васильевича. Привезли пол вагона семенного материала. Эта пшеница впоследствии давала 40-50 центнеров с гектара, причем мы были первые в Приморском крае, кто начал ее сеять. Кукурузу на зернокорнаж, тоже начали готовить впервые в нашем районе. Принятые меры позволили резко увеличить производство животноводческой продукции. В некоторых хозяйствах к 90 году надаивали 3 тонны с коровы. Параллельно с ростом сельхозпроизводства люди стали получать хорошую заработную плату. Механизатор, к примеру, зарабатывал от 8 до 12 тысяч рублей в год. На эти деньги можно было купить «Волгу» или два «Жигуля». Беда была в том, что ни «Волги», ни «Жигулей» не было.
- Как складывались дела в других отраслях?
- Шло строительство. Строился Крупозавод. Начали заканчивать силоса, контору, административный корпус. К 90му году осталось еще работы года на полтора до завершения.
Стабильно работал угольный разрез. Проблем в Реттиховке было минимум. Содержанием социальной сферы, благоустройством, коммунальным хозяйством занималось руководство разреза.
В Сибирцево предприятия железной дороги всегда стабильно работали. «Литмаш» тогда назывался «Приморскфирммаш». Это было предприятие республиканского значения, которое поставляло продукцию – поилки для скота, загоны для телят в страны социалистического содружества – Польшу, Монголию.
В то время в обязанности руководства района входил мониторинг товарооборота. Мы отслеживали банковскую эмиссию, следили сколько денег по району поступило от продажи товара, сколько выдано заработной платы. В то время начала появляться кооперативная торговля. На прилавках появился товар. Крайпотребсоюз, например, начал выпускать свою колбасу. Цена, конечно, была выше государственной, но люди эту колбасу покупали.
- В Интернете мы нашли информацию о том, что в июле 1990 года Вы в качестве делегата участвовали в ХХVIII Съезде коммунистической партии Советского Союза. Судя по стенограмме, Вы принимали в работе съезда активное участие, вносили поправки, которые были учтены. Что это был за съезд?
- Делегатов на этот съезд избирали все коммунисты нашего партийного округа, куда входили Черниговский и Яковлевский район. Меня выбрали большинством голосов. В Москве я тогда пробыл около 20 дней. Сначала принял участие в первом съезде Компартии Российской Федерации, а потом был перерыв и непосредственно 28 съезд. Съезд - исторический, в ходе него Ельцин бросил свой партбилет. Мне тогда довелось встретиться с Расулом Гамзатовым, Виктором Проскуриным, Михаилом Ульяновым, Дмитрием Язовым. Четыре раза встречался в ходе рабочих встреч с Ельциным. На меня тогда он особого впечатления не произвел, потому что все время повторял одно и тоже: о республиках СССР, которые являются путами на руках России, о 70 миллиардах, которые перераспределяются из российского бюджета, и том, какими мы станем богатыми, если объявим суверенитет. Именно тогда пропало ощущение государства, стало понятно, что все разваливается.
- С 1990 года вы занялись другой работой, а в 1996 году выиграли первые в районе выборы на пост Главы Администрации Черниговского района. Время было не простое. В каком состоянии вам достался район?
- О-о-о! Задолженность по зарплате по коммунальной сфере от 9 месяцев до года, по бюджетной сфере - 8-10 месяцев. Складывалось ощущение, что страны нет. Ничего не было реального. Я не хочу сказать, что до меня плохо работали. Нет, такая ситуация складывалась по всей стране. Денег в казне не было. Поступали в бюджет несчастные 10 тысяч рублей, мы с начальником финансового отдела решали, куда надо потратить деньги в первоочередном порядке – в детский сад на питание. И всё! Денег опять нет! А где брать средства на выплату заработной платы людям?
Выходили из положения с помощью каких-то взаимозачетов. Например, людям не платят заработную плату. Железнодорожные предприятия не платят налоги, из которых можно было бы выдать зарплату. Чтобы решить проблему, приходилось ехать в Хабаровск и договариваться о том, что раз не платят налоги, то пускай хоть кому-то перевезут грузы. Потом надо было искать этого кого-то, кому надо было перевести груз и брать с него деньги, которые мы потом выплачивали людям как зарплату. Выдавали людям вместо зарплаты сахар и муку.
- Забастовки были?
- Конечно. Это отельная тема. Помню, меня избрали в декабре 1996 года, а в марте 1997 г. в районной больнице, в коридоре поликлиники, которая располагалась в здании, где сейчас работает дневной стационар, я стоял перед разгневанным коллективом медиков. Все орут: «Долой! Вы обещали»!!! У меня пот по спине течет. Я говорю: «Принимаем меры». Примерно, процентов 80 людей понимали ситуацию. Они просто задавали вопрос: «Когда»? Большинство соглашалось подождать, лишь бы потом было лучше. Я тогда отвечал, что подождать придется полтора года. Примерно столько требовалось, чтобы ситуация стабилизировалась.
Затем был митинг на площади – учителя пришли бастовать. Но знаете, на что я тогда обратил внимание – на одежду. Не подумайте, я не хочу ерничать, но в благополучном 1989 году учителя выходили на демонстрации в скромных вязаных шапочках, в голодном 1997 году вышли на забастовку в норковых шапках. Значит, жизнь все-таки становилось лучше?
В 1998 году грянул дефолт. По всей видимости, он и спас ситуацию, привел все в соответствие. Цены, налогообложение, постепенно отрегулировались. Фактически к 1999 году мы пришли с погашенной заработной платой и первыми в Приморском крае начали за счет собственных доходов выплачивать образовавшуюся задолженность на компенсацию по книгоизданию учителям.
Начали потихоньку делать скромные косметические ремонты. В школах по минимуму, в больнице. Не многие помнят, но в 96 году, когда я пришел на пост главы, в хирургическом корпусе ЦРБ на первом этаже просто стояла вода: в рентген кабинете, в кабинетах Скорой помощи. Все бежало, капало. В Детском доме, который сейчас в идеальном состоянии пришлось делать срочный ремонт, потому что там вывалился кусок стены. Здание администрации района привели в порядок. Сделали скромный ремонт. Там ведь тоже все сыпалось и разваливалось. Помню, ко мне в кабинет пришла Людмила Леонидовна Макарова, она тогда руководила Службой социальной защиты, и сказала, что все работать больше нельзя – полы провалились. Денег было в обрез, но мы потихоньку стали выкарабкиваться, как и страна в целом.
- Жители района оценили вашу работу и в 2000 году на выборах проголосовали за Вас вновь. Но Вам, по сути, пришлось работать в совершенно новых условиях, уже как Главе Черниговского муниципального района. С какими трудностями и проблемами Вам пришлось столкнуться?
- Тогда нам пришлось проделать огромную работу. Нормативная база отсутствовала напрочь. На Муниципальных комитетах было много споров, обсуждений – пришлось много и плодотворно заниматься нормотворчеством. Мы делали проект устава района, затем приняли его. Был принят герб района. Привели в соответствие законом устройство района. Например, были реорганизованы все администрации сельсоветов. Вместо них практически в каждом населенном пункте появились отделы по работе с население Администрации района.
Что касается финансов, то с ними по-прежнему было не густо. Но старались по возможности финансировать все отрасли. Часто вспоминаю встречи с работниками детской школы искусств. Коллектив школы приходил ко мне примерно раз в пол года, и настаивали на решении тех или иных вопросов. Как-то после такой встречи на последние деньги купили в ДШИ баян. Потом перенесли школу в новое более просторное помещение.
В образовательных учреждениях проводилась большая работа по внедрению инновационных методов обучения. В итоге у нас по району было 9 -10 золотых и серебряных медалистов в год.
Огромную роль в этом сыграл Валеев Сергей Михайлович. Он очень много сделал для стабилизации ситуации в образовании района. Я же, как глава района, старался, прежде всего, сохранить сеть школ и детских садов в районе. Живет школа – живет село.
Всегда первоочередной задачей было сохранение сети клубных учреждений. При этом денег не было. Мы просто содержали работников в холодных клубах, лишь бы их сохранить, при этом была твердая уверенность, что придет время, когда клубы вновь оживут.
- Вас многие обвиняют в том, что Вы не смогли сохранить в районе многие предприятия.
- Что может сделать Глава района, когда банкротятся частные предприятия? Обращаю внимание – частные. Делал ли я что-нибудь, чтобы спасти ситуацию, зная о трудовых коллективах, которые остаются без работы? Да, делал. Выходил на губернатора, встречался с хозяевами предприятий, даже с арбитражными управляющими. К сожалению, безрезультатно.
Хлебозавод пытался спасти до последнего. Собственником предприятия был Крайпотребсоюз. У завода было только два пути: работать эффективно и выжить или прекратить свое существование. Район помогал, чем мог. На хлебозаводе мы закупали хлеб для бюджетной сферы, что бы хоть как-то его поддержать. Но когда появились мини-пекарни, то качество выпускаемого ими хлеба было гораздо выше, чем качество продукции хлебозавода. Продукцию предприятия покупали все меньше и меньше. Попытка выпускать другую продукцию – сухари – не увенчалась успехом. В итоге – была запущена процедура банкротства.
- Вы стояли у штурвала района в общей сложности около 14 лет. какую оценку Вы бы сами себе поставили за работу?
- Оценку? Наверное, «4». Твердую. Потому что старался, делал все что можно. Старался решать проблемы не только исходя из интересов района, но и в соответствии с интересами страны. Глава должен быть патриотом.
Знаете, я давно распрощался с иллюзиями. Я увидел жизнь и многих людей с разных сторон. Но я счастлив тем, что отношение ко мне со стороны людей - жителей Черниговского района - доброе. Все очень тепло ко мне относятся, здороваются, интересуются, высказывают какие-то пожелания. В целом я счастлив, что работал в Черниговском районе и когда я руководил, он всегда занимал передовые позиции. Но это не моя заслуга, это – заслуга всех тех, кто здесь живет и работает.
Справка:
Хижинский Владимир Алексеевич
Родился 10 июля 1954 года. Окончил Приморский сельскохозяйственный институт и Хабаровскую высшую партийную школу. Работал инженером-механиком совхоза "Новоселище" Ханкайского района Приморского края. В 1976 - 1982 годах находился на комсомольской работе, в 1982 - 1984 годах - на партийной работе, инструктор орготдела Приморского краевого комитета КПСС. В 1984 году направлен на хозяйственную работу - директором совхоза "Дмитриевский" Черниговского района. В 1986 - 1990 годах - первый секретарь Черниговского райкома партии. С 1990 года - председатель районного Совета народных депутатов. В 1990-1996 годах - глава крестьянского хозяйства "Истоки" в Черниговском районе. С марта по июнь 1993 года - заместитель главы администрации Приморского края.
С 1996 года по 2005 год - глава муниципального образования Черниговский район, председатель муниципального комитета.
В декабре 2001 года избран депутатом Законодательного Собрания Приморского края третьего созыва.
С октября 2010 года является депутатом Думы Черниговского района.