Большое видится на расстоянии…
В 2010 году Манзовка отмечает юбилей 110 – летие. Журнал «Навигатор-ДВ» продолжает серию публикаций, посвященных истории поселка. 

В 1930-х – начале 1940- годов в Манзовке располагался лагерный пункт Бамлага и Амурлага БАМЛАГ (Байкало-Амурский исправительно-трудовой лагерь) — подразделение, действовавшее в структуре Главного управления исправительно-трудовых лагерей Народного комиссариата внутренних дел СССР (ГУЛАГ НКВД). БАМЛАГ был организован в 1932 году. Лагерь подчинялся непосредственно ГУЛАГ НКВД. Управление лагеря находилось в городе Свободный Дальневосточного края. 
Задачей Бамлага с момента его создания стало развитие Транссибирской железной дороги, работы по строительству Байкало-Амурской магистрали (БАМ), работы по строительству вторых путей на Забайкальской и Уссурийской железных дорогах. 
Система питания в лагерях БАМЛАГа была строго дифференцирована. Работающие, получали в день от 500 граммов до килограмма хлеба и суп из соленой или мороженой рыбы, иногда капусты. Неработающие - 300 граммов хлеба без супа. Положение усугубляла скудная одежда. Заключенным выдавали бывшие в употреблении валенки, кирзовые сапоги и телогрейки.
Бамлаг расформировали в мае 1938 года и на его базе было создано шесть железнодорожных ИТЛ. В январе 1940 г. произошло слияние Южного, Буреинского, Приморского, Амурского лагерей УЖДС на Дальнем Востоке в один огромный Амурский железнодорожный исправительно-трудовой лагерь ГУЛЖДС НКВД СССР. 
Амурлаг быстро набирал свою производственную мощность. В его состав вошли стройки: железнодорожные линии Транссиб (ст. БАМ) — Тында; Тында — Зея; Известковая — Ургал; Биробиджан — Ленинское; Барановский — Посьет; Завитая — Поярково; а также достройка вторых путей Транссиба Хабаровск — Ворошилов-Уссурийск и станционных объектов на линии Свободный — Хабаровск. Амурлаг вел строительство нескольких промышленных объектов на Дальнем Востоке, имевших стратегическое значение. 
В январе 1941 г. на строительных объектах лагеря работало более 62 тысяч человек, в том числе 52 тысячи заключенных, рассредоточенных в 12 отделениях: в Свободном, Тынде, Урульге, Известковой, Тырме, Биробиджане, Завитой, Хабаровске, Бикине, Ружино, Манзовке и Ворошилове-Уссурийске. 
Упоминание о расположении лагерного пункта в Манзовке нашлось в Интернет (там и ведутся основные поиски информации) в биографической справке начальника Амурлага с 1940 г. - Петренко Ивана Григорьевича. В основном в официальных документах на заслуживающих доверие сайтах публикуется информация о пребывании заключенных во Владивостоке, Уссурийске, Спасске.
Зато упоминание о Манзовском ИТЛ имеется в воспоминаниях нескольких политических заключенных и даже в известной книге А.Солженицина «Архипелаг Гулаг». В этих воспоминаниях - не только описание жизни узников концлагерей советского режима, но и скупая информация о жизни поселка того времени. Вот отрывки мемуаров заключенных и отрывок «Архипелага», которые свидетельствуют о существовании лагеря Бамлага на территории Манзовки.

Солженицын А.И. «Архипелаг Гулаг» т.2 ч.3, глава 11 «Благонамеренные»
…Прохоров-Пустовер описывает сцену на Манзовке (особый лагпункт Бамлага) в начале 1938 г. На удивление всем туземцам привезли какой-то небывалый "особый контингент" и с большой секретностью его отделяли от прочих. Такого поступления еще никто никогда не видел: приехавшие были в кожаных пальто, меховых "москвичках", в бостоновых и шевиотовых костюмах, модельных ботинках и полуботинках (к 20-летию Октября эта отборная публика уже нашла вкус в одежде, не доступной рабочему люду). От дурной распорядительности или в издёвку им не выдали рабочей одежды, а так и погнали в шевиоте и хроме рыть траншеи в жидкой глине по колено. На стыке тачечного хода один зэк опрокинул тачку с цементом, и цемент вывалился. Подбежал бригадир-урка, материл и в спину толкал виновного: "Руками подбирай, растяпа!" Тот вскричал истерически: "Как вы смеете издеваться? Я бывший прокурор республики!" И крупные слёзы катились по его лицу. "Да на..... мне, что ты -- прокурор республики, стерва! Мордой тебя в этот цемент, вот и будешь прокурор! Теперь ты - враг народа и обязан вкалывать!" (Впрочем прораб заступился за прокурора.)
Сказать, что им было больно - это почти ничего не сказать. Им невместимо было испытать такой удар, такое крушение - и от своих, от родной партии, и по видимости - ни за что. Ведь перед партией они ни в чём не были виноваты, перед партией - ни в чём…

Воспоминания Ершова Василия Александровича из Базы данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составленой Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова 

С 17 декабря, в течение недели, нас бортовыми машинами увозили на ст. Алма-Ата 1 и грузили в телячьи вагоны по 24 человека. Потом эшелон тронулся. Через месяц, наверное, мы остановились в г. Новосибирске. Нас сводили в баню, постригли, одним словом, провели санитарную обработку.
В феврале 1938 г. мы прибыли на ст. Манзовка, что в 80 км от г. Никольско-Уссурийского Хабаровского края. Через 3-4 км заснеженной степи дошли до бараков, наспех сколоченных из горбыля. В каждом из них, не выходя наружу, можно было видеть и восход, и закат. Нам пришлось в срочном порядке (правда, дрова и печки были) утепляться. Оттаивали землю, снег. На этой воде, разведенной с жидкой грязью, замешивали раствор и каждый "благоустраивал" свое место у нар. Снаружи обкладывали снежными кирпичами — глыбами.
После 21-дневного карантина я попал в этап на ст. Мучная, западнее ст. Манзовки на 30 км. Там мы строили военный объект. Кроме холода, страдали от недосыпания: днем лили бетон, ночами разгружали машины бута, песка и т. п. По окончании стройки, через 7 месяцев, нас вернули в Манзовку, которая до неузнаваемости расстроилась.
В сентябре 1939 г. нашу 18 колонну вместе с начальством отправили в г. Биробиджан…
…В 1947 году меня освободили, но документы дали только в сентябре, на три месяца. Согласно ст. 30 я не имел права на прописку даже в районных центрах, а только в селе. Домой меня не пустили. Реабилитировали меня только в 1962 году. При выдаче документов следователь сказал мне, что "КРА" - контрреволюционная агитация - такой статьи в кодексе нет, но заявил: "Да, преступления вы не совершали, но могли его совершить". В лагерях мне встречались люди, у которых статьи выглядели так: "СВ" - Социально-вредный элемент, или "КРД" - Контрреволюционная деятельность, "СВО" - Без определённого места жительства и места работы, и т.д…

Из воспоминаний Владимира Леонтьевича Ицковича (1898-1989гг) с сайта www.mishpoha.ru

…на 41 день пути нас привезли на ст. Манзовка, это перед Ворошиловском. Тут был как бы пересыльный пункт. Зная, что нас будут обрабатывать, я свои десять рублей спрятал в брюках, мало надеясь, что их не найдут. Подошла очередь нашему вагону идти в баню, высадили нас, кругом охрана с собаками и степь, и степь кругом, повели, метров 100 не дошли, видим, стоит хорошая баня, мороз сильный, к тому же дальневосточный ветер, который я до сих пор не могу забыть. Команда "остановись и раздевайтесь, одежду во вшивобойку". Я говорю ребятам: "не будем раздеваться, такой мороз, ветер, до бани не менее 100 метров", на нас пустили собак, чуть не хватают нас, стреляют, конечно повыше головы. Ребята говорят, что будем делать, совсем замерзнем. "Ну давайте раздеваться быстро и бежим", добежали, баня хорошая, деревянная, но к ней тесовый пристроек, в этом пристрое холод такой же, как на улице, стоит парикмахер в полушубке, шапке, валенках и производит стрижку и бритье заключенных, о качестве я уже не говорю, но нас совершенно голеньких держали здесь до тех пор пока он всех 41 человек не обработал, представьте, что мы пережили за это время. 
Наконец, нас как овец запустили в предбанник, где было тепло, баня была очень хорошей, мы бросились в баню, чтоб согреться горячей водой, в бане стояли два деревянных больших чана, в каждом из них было по несколько кранов, были хорошие деревянные ушата, мы расхватали ушата, бросились к одному чану, оказалась холодная вода, бросились к другому - то же самое. Мы стали кричать, на крики явился здоровенный, я бы сказал "бандит" с алягапулем и револьвером "Смит-Вессоном". "В чем дело, что за крик?" мы отвечаем: "Нет горячей воды". "Ах вы, "контры", мало агитировали на воле, еще здесь будете агитацию разводить, мойтесь и выходите, а то я вас выпорю, быстро, еще что захотели" и ушел. Мы, конечно, вышли в предбанник и стали ждать свою одежду, которая оказалась теплой, но даже без носовых платков.
Нас повели в бараки, где во дворе стояла походная кухня и раздавали баланду из мороженной свеклы, но мы и этому были рады, столько времен не ели горячей пищи. Поев, тут же около походной кухни стоя, сдали обратно жестяную посуду и побежали по баракам искать места, бараков было несколько все длиннющие летнего типа, через крыши видны звезды.
Здесь на пересыльном пункте мы промерзли до косточек, это наша группа из 5 человек более-менее одетых, ложились вместе, под нами были голые доски, мы не раздеваясь закрывались, что было с головой и надышим и засыпали, а остальные по всей ночи бегали по длинному бараку, чтобы не замерзнуть совсем. Давали нам по 400 грамм хлеба и раз в день баланду из мороженой свеклы, которую можно было есть пока она горячая, а потом она превращалась в густой клей. Днем нас выгоняли в чистое поле и заставляли перелопачивать снег и мы, чтобы не окоченеть, делали это с усердием. 
Через неделю вечером погрузили нас в вагоны и повезли под усиленной охраной куда неизвестно, с нами никто из охраны не разговаривал, кроме как команды: "шаг влево, шаг вправо, стреляем без предупреждения", а лай овчарок вконец убивал настроение... 

Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой. А было ли это на самом деле: Холод, голод, отчаяние, безнадежность, смерть, лай собак, равнодушие или издевательства вертухаев, немое сочувствие или страх в глазах местного населения? Отделение Бамлага - печальная страница истории поселка. Манзовка, как и вся страна того времени на время превратилась в тюрьму.
В настоящее время информация о Бамлаге практически стерлась из памяти людей. Наверное, среди жителей Манзовки и не осталось тех, кто помнит о существовании на территории поселка или в непосредственной близости от него лагеря заключенных. 
А ведь он был. Если вам что – либо известно о лагерном отделении для политзаключенных на территории Манзовки, пожалуйста, сообщите об этом редкации журнала «Навигатор-ДВ».