«Ты же выжил, солдат, хоть сто раз умирал, хоть друзей хоронил, и хоть насмерть стоял» - эти строки стихотворения Маргариты Агашиной и про ветерана Великой Отечественной Игната Игнатьевича Барана – нашего земляка, жителя села Дмитриевка. Игнат Игнатьевич прошел всю войну, вернулся в родную деревню, женился, вырастил 3 детей. Умер ветеран в 1998 году. Но первый раз в списки погибших его зачислили в далеком 1941. Второй раз погибшим в боях Великой Отечетсвенной его объявили в 2010 году. 
    В начале апреля почти все средства массовой информации Приморья сообщали о том, что в Подмосковье поисковым отрядом «Бард» при раскопках были найдены останки бойцов Красной армии. Эти солдаты были убиты в бою 13 декабря1941 года под деревней Струково, Ленинского района Тульской области. Личные данные погибших установлены. В списке найденных военнослужащих: Баран Игнат Игнатьевич - красноармеец. Место рождения - Приморский край, Черниговский р-н, с. Дмитриевка, 1919 года рождения. Призван Черниговским РВК Приморского края; Комлаченко Александр Никитович - красноармеец. Место рождения - Приморский край, Ивановский р-н, д. Сандуганка, 1918 года рождения. Призван Ивановским РВК Приморского края.
 Оба бойца ушли на фронт из нашего района. (Деревня Сандуганка была переименована в Каленовку в 1972 году и является населенным пунктом Черниговского района.) Оба, по данным Центрального Архива Министерства Обороны осенью 1941 года числились в списках 112 танковой дивизии.
     Дивизия была сформирована в августе 1941 года на Дальнем Востоке. На западный фронт воинское формирование под командованием полковника Гетмана А. Л. эшелонами отправили в начале ноября 1941 года в разгар Московской битвы. 7 ноября дивизия выгрузилась на станции Подольск и была размешена в прифронтовой полосе в направлении Серпухова. Она имела в своем составе 6214 бойцов и командиров, 210 танков Т-26, 618 автомашин, 38 орудий. Боевые действия дивизия начала утром 16 ноября совместно с 5-й кавалерийской дивизией ударом по немецким позициям в направлении Малеево, Вязовка, Высокиничи.  
   Бойцы из Приморья в твердой уверенности отбросить врага от Москвы стояли насмерть. Бои велись с переменным успехом. 11 декабря перед дивизией была поставлена задача: в составе других соединений нанести главный удар в направлении «Струково – Ясная Поляна – Щекино» и уничтожить противника в районе Косая Гора.
Деревню Струково освобождал мотострелковый полк и танки 112 дивизии. По воспоминаниям комдива Гетмана в 14 часов 12 декабря 1941 года населенный пункт был очищен от фашистских захватчиков. 13 декабря немцы попытались отбить деревню, завязался жаркий бой. В ходе него полегли несколько десятков красноармейцев и командиров 112 танковой дивизии. В списках погибших 13 декабря среди прочих значились - Баран Игнат и Комлаченко Адександр.  
   Дивизия освободила Ясную Поляну и двинулась в дальнейшее наступление в южном направлении. 3 января 1942 года дивизия была расформирована и на ее базе создана 112 танковая бригада. 
Каким образом в 41-м, да и вообще в ходе войны шло захоронение погибших страшно представить. В суматохе боев тела убитых зачастую никто не убирал. В лучшем случае похоронная команда, цепляя крюками полуразложившиеся или замерзшие трупы, стаскивала их в общую могилу. Данные об убитых заносились в списки безвозвратных потерь, а информацию о местоположении могил оформляли в специальных паспортах воинских захоронений. Фамилии наших земляков: Барана Игната Игнатьевича и Комлаченко Александра Никитовича в 1942 году были занесены в «Именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава частей 112 танковой дивизии с 5 ноября по 31 декабря 1941 года». Список храниться в Центральном архиве Министерства обороны РФ.
  В нем имеется запись за номером 284 о том, что пулеметчик Александр Никитович Комлаченко был убит в бою 13.12.41 года под деревней Струково Ленинского района Тульской области. Захоронен в братской могиле южнее 1 км от д. Струково.
Запись под номером 299 повествует о том, что красноармеец, стрелок Баран Игнат Игнатьевич также погиб в бою 13.12.1941 года и похоронен в той же братской могиле.
   Именно на данные этого списка ориентировались активисты поискового отряда «Бард», пытаясь выяснить имена солдат, найденных при раскопках недалеко от деревни Струково. Редакции журнала «Навигатор-ДВ» удалось связаться с руководителем отряда Лазаревым Валерием Евгеньевичем. Выяснилось, что поисковой деятельностью житель поселка Ишимской Тульской области, мастер спорта по туризму, руководитель подростково-молодежного клуба и просто очень хороший человек занимается с 1999 года. Информацию о поиске останков солдат старается записывать в Хрониках экспедиций. Вот несколько отрывков «Хроники» о деятельности «Бардов»:
  …Искать дороги войны в поисках «пропавших батальонов» начали прямо от порога клуба «Бард» в пос. Иншинском . На протяжении ряда лет случались находки, подтверждающие активные боевые действия на нашей территории в годы войны. 
   Итак, с весны 2006 года, имея на руках современную двухкилометровку и кое – какие сведения из архива пересекли калужскую трассу и вышли в поле. План экспедиции был прост – прочесывать все овраги, все доступные для поиска с миноискателем поля на линии Елькино – Китаевка – Прудное – Харино – Новый – Зайцево в сторону Косой Горы, Щекино. Первая находка сразу за д. Хопилово – три противогаза (наши) на склоне оврага и три почти сгнившие каски выстроены в ряд. Должны быть солдаты. Два дня поиска ничего не дали, солдат нет. 

   …Следующие выходные вышли в поле в сторону Нового. В поселке Новом вдоль поля – окопы, вдоль леса – сеть окопов и блиндажей, весь лес изрыт разорвавшимися снарядами. Начали обследовать воронки. В третьей, в полста шагах от края поля щупом натолкнулись на каску. Еще полметра шурфа – боец. На яме работали в целом неделю. Восемь наших бойцов в ботинках, в валенках, в обмотках. Медальонов нет… 
   … С утра планируем пойти двумя группами – на разведку в Горюшино. Тянут эти места, тянут, как будто зовут те, кто остался здесь лежать. 
В ходе разговоров с местными выяснилось, что бойцы наши лежат на склоне оврага Иванов Верх и стащили их в большую воронку сразу после большого боя, количеством около 40 – 60 человек, там же и засыпали. Первые годы после войны могила была обозначена колышками и все обходили это место, затем трактористы с пьяну прошлись по нему тракторами, теперь же там лес... 
   …Работы много. Былая воронка заросла лесом, приходится рубить корни – под ними солдаты. Земля спрессовалась, но воды нет. Мои 11 – 16 летние пацаны три недели обрубали корни, просеивая землю между ними пальцами в поисках медальонов, предстояло свалить ствол метровой в диаметре березы вручную, распилить на куски, вынести из раскопа. Что могли мои ребята, то делали, и делали на совесть, на обед зову – не идут, заставлять приходится. Никакая техника не подойдет – яма в лесу, а поле – болото. Значит в ручную. 

   Однажды Серега позвонил: «Евгенич, не поверишь, но там, где ты разведчиков ищещь на фотографии у тебя над головой белое облако. «Да ладно, Сереж, какое нибудь пятно на объективе». «Привезу, посмотришь». Привез, правда над головой что то типа облака. Поразительно, но и на яме в Ивановом Верхе то же белое облако и не на одном снимке, и фотоаппараты разные. Принесли друзья газету с исследованиями подобных явлений, пишут исследователи, что если очень хочешь найти и находишься в том месте, где погиб человек, то чуть ли не материализуется образ, вплоть до возникновения изображения человека в возрасте, в каком погиб. Верить или не верить трудно сказать, но какие то белые пятна над головой – факт. 
 
Глубокая ночь. Тлеют угли в погасшем костре. Сидим с Толиком у костра, пацаны давно спят. Тихо как. В бездонной темноте неба полыхают звезды. Вдруг Толик говорит: «Знаешь, Евгенич, сидим сейчас здесь, а у меня ощущение, что не одни мы, кто – то рядом есть. Никогда раньше такого чувства не было». 
   Солдат поднимали в общей сложности почти месяц. Семь медальонов прочли, шесть полностью. Семь медальонов в гильзах, бумага превратилась в труху, не прочитать, шесть медальонов оказались пустыми. Подняли на склоне оврага Иванов Верх 54 бойца. Солдат предали земле у обелиска Неизвестному солдату в пос. Иншинский

    В июне поиски солдат продолжили. Походили с минником по берегам пруда в Горюшино. Деды рассказывали, что танки на прудах оставались после отхода немцев. «Звенит» по берегу в воде, действительно, везде. У колодца за деревней нашли колеса от немецкой повозки, огромные подковы тяжеловоза, чуть дальше из зеленоватой, как фосфор, тины торчит гусеница английской самоходки «Универсал», и, естественно, огромное количество бытового мусора. Поднялись чуть выше, на высоту 245,0 – системы глубоких окопов, блиндажей. В окопах почти ничего – сгнившие РГД, огромное количество осколков. На краю леса «пустое место» - звездочки с солдатских шапок, перочинные ножи, лезвия опасных бритв, пустые и полные обоймы наши и немецкие, винтовочные шомпола, ружпиналы, стреляные гильзы, химические карандаши, разбитые стеклянные фляги. Солдат нет. Место размером около 30 кв. метров. Что здесь было представить сложно. То ли рукопашный бой, то ли раздевали наших бойцов перед захоронением и найденное выпало из карманов одежды. Если так, то где то должны быть и солдаты. 
 
 В общем поиски в этих местах далеко не закончены, да еще бабуля Горюшинская сказала: «Сколько там подняли, в Ивановом Верху, пятьдесят четыре? Не смешите, сказали бы 254, я бы и тогда сомневалась, их столько туда, на Иванов Верх перетаскали, все поле телами солдат наших было усеяно.» Так что работать здесь еще и работать, пока душа не успокоится. 
Командир поискового отряда «Бард» В.Е. Лазарев 
PS 
   Всего на сегодня в захоронении у обелиска останки 143 бойцов Советской Армии. 123 из них подняты на этой территории. Поднято около трёх десятков медальонов, но все записки в патронных гильзах, не сохранились. Три медальона прочитались хорошо, привязались по этим медальонам к остальным найденным солдатам. Имена установлены в результате исследовательской работы по спискам безвозвратных потерь 112 танковой дивизии. 

   Останки бойцов поисковики с должными почестями захоронили, но сочли своим долгом разыскать родственников погибших. Сообщения о поисках родных понеслись во все концы России, в том числе и в Приморский край. 
    Администрацией Снегуровского поселения был найден родственник погибшего красноармейца из Сандуганки - Комлаченко Александра Николаевича. В Каленовке проживает его племянник Алексей Иванович Комлаченко. До сих пор родные считали, что Александр Комлаченко пропал без вести.
А вот специалистов Дмитриевского поселения информация о том, что красноармеец Игнат Игнатьевич Баран погиб в Тульской области несколько удивила. Игнат Баран действительно был призван Черниговским Райвоенкоматом 10 октября 1941 года, был дважды легко ранен, но вернулся домой живым и здоровым. Женился, вырастил 3 детей. Всю жизнь проработал в Дмитриевском совхозе. Умер ветеран в 1998 году.
   По словам сына героя – Николая Игнатьевича Барана, который в настоящее время проживает в Дмитриевке, его отец Игнат Игнатьевич Баран не любил вспоминать о войне и старался ничего не рассказывать. Так что выяснить, что с ним случилось в декабре 1941 года, и почему он попал в списки погибших, сейчас уже не представляется возможным. Впрочем, сейчас это уже и не важно, важно то, что солдат прошел всю войну и стался живым, несмотря на то, что его «похоронили» буквально через два месяца после мобилизации. 
 
  6 мая текущего года в поселке Ишимском Тульской области на могиле, в которой захоронены найденные поисковиками останки 143 солдат будет торжественно открыт новый мемориальный комплекс. На плитах памятника высекут имена погибших воинов, личности которых удалось установить. Среди 67 фамилий будет значиться и фамилия нашего земляка – жителя деревни Сандуганка (в настоящее время - Каленовка) Комлаченко Александра Никитовича. Он погиб молодым 23-летним парнем защищая Москву. 65 лет он считался пропавшим без вести, его родные не знали, что с ним случилось и где он похоронен. Теперь, война для него закончена. Благодаря усилиям поискового отряда «Бард»! Низкий поклон, Вам Валерий Евгеньевич!
По данным Поискового центра «Подвиг» Международного союза ветеранов войн и Вооруженных сил до сих пор не захоронены останки более чем 1 миллиона человек – участников сражений на полях Великой Отечественной.