Солдаты войны. Похоронены и забытыВ Приморском крае с 2013 года реализуется проект «Историческая память». Его главная цель — выявить и восстановить все исторические и культурные памятники и мемориалы, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Губернатором поставлена задача — к 70?летию Великой Победы в Приморье не должно остаться ни одного бесхозного памятника. В нашем районе тоже ведется определенная работа в рамках проекта. Согласно информации пресс-центра администрации края в июле 2014 года на заседании губернатора было отрапортовано, что в Черниговском районе учет всех воинских захоронений был выполнен в полном объеме. Но, благодаря открытому доступу к архивным документам Министерства обороны вскрываются новые данные о воинских захоронениях в Черниговке, Дмитриевке и Меркушевке, которые официально никак не учтены. А некоторые недавно оформленные паспорта воинских захоронений содержат фактические ошибки.
Учет с ошибками
Уважительное отношение к памяти погибших при защите Отечества или его интересов является священным долгом всех граждан, гласит Закон РФ от 14 января 1993 г N 4292–1 «Об увековечивании памяти погибших, при защите Отечества». Согласно закону все воинские захоронения подлежат государственному учету. На территории Российской Федерации их учет ведется местными органами власти. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт.
На территории Черниговского района учет, естественно, производился. Но данные, которые содержались в паспортах захоронений: кто захоронен, когда, где, были не совсем точными. В некоторых случаях информация в учетные карточки вносилась не на основании о документов из архива Министерства обороны, а на основании воспоминаний очевидцев.
В 2013 году, как и по всей стране, в нашем районе началась работа по поиску данных и обнаружению забытых воинских могил. У нас чиновники — специалисты администраций поселений и сотрудники военкомата тоже зашевелились. Только в некоторых случаях, работа была произведена не совсем качественно.
Например, администрацией Черниговского сельского поселения были составлены новые учетные карточки на все известные воинские памятники, мемориалы и захоронения. В том числе обновлена информация по памятнику в Горном Хуторе, где похоронены военнослужащие 281?го отдельного транспортного авиационного полка 9?й воздушной армии. Но, к сожалению, в документе места призыва погибших указаны с ошибками.
Новые данные были внесены в учетную карточку по памятнику Макарову и Смирнову — офицерам автомобильной бригады СВГК, погибшим в ходе войны с Японией в августе 1945 года и похороненным в парке храма Рождества Пресвятой Богородицы районного центра. Были восстановлены имена, даты и места рождения военнослужащих, и др. Однако, при наличии открытых данных в ЦАМО, в обновленном документе зачем-то оставили не соответствующую действительности информацию о том, что офицеры были тяжело ранены во время боя и отправлены в госпиталь с. Монастырище, где от ран скончались.
Во всех документах на сайте Министерства обороны ясно указывается, что офицеры были убиты в бою при взятии высоты 939 на территории Манчжурии. Однако, в паспорте памятника за подписью главы администрации сельского поселения и начальника отдела военного комиссариата закрепили неподтвержденную документами легенду. В таком виде учетная карточка существует и в настоящее время.
Остается только надеяться, что ошибки в документах будут исправлены.
Забытые солдаты
Солдаты войны. Похоронены и забытыЧто мы знаем о жизни Приморского края, Черниговского района в годы Великой Отечественной войны? Известно, что Приморье было глубоким тылом. Однако, на своих восточных рубежах Советский Союз был вынужден держать многочисленный воинский контингент — примерно из 40 дивизий. Связано это было с тем, что на дальневосточной границе со стороны Маньчжурии и Кореи стояла более чем миллионная японская Квантунская армия.
После Победы над Германией войска на Дальнем Востоке были значительно усилены для участия в войне с Японией. Черниговский район как и все Приморье наводнили воинские части. Военные стояли практически в каждом населенном пункте.
На территории края были сосредоточено и множество медицинских подразделений. Только в Черниговском районе согласно справочнику дислокации госпиталей РККА в период с апреля по сентябрь 1945 года стояло 19 различных госпиталей — терапевтических, инфекционных, хирургических, эвакуационных, подвижных. Медицинские части располагались в районном центре, Манзовке, Монастырище, Халкидоне, Дмитриевке, Лунзе (в настоящее время с. Грибное).
Даже в тылу, в отсутствии активных военных действий госпитали не пустовали. Травмы, несчастные случаи, болезни — причины, по которым солдаты и офицеры направлялись на лечение в медсанчасти. Но медицина не всесильна, и в некоторых случаях больных и раненых спасти не удавалось.
Информация об умерших фиксировалась в специальных госпитальных книгах. Алфавитные книги умерших и стали источником информации о солдатах и офицерах Советской армии, захороненных на территории Черниговского района. В ходе работы с архивами Министерства обороны редакции журнала «Навигатор-ДВ» удалось обнаружить данные о 14 военнослужащих, которые захоронены в Черниговке, Меркушевке и Дмитриевке.
Могилы 14 солдат и офицеров нигде не учтены как воинские захоронения и найти их будет крайне сложно, если невозможно. Но скупые записи в госпитальных документах позволяют нам узнать о судьбах этих военнослужащих и их боевом пути.
Из четырнадцати — шесть человек 1927 года рождения. Совсем молодые, «зеленые» ребята из последнего призыва: Балабанов?Ф.?Е., Зайцев?М.?К., Всеволодский?П.?А., Зарайский?Ф.?Ф., Кузнецов?В.?Г., Морока?М.?И.?Они были призваны в ряды Красной армии в 1944 году, когда им едва исполнилось 17 лет. Несмотря на то, что на момент призыва были еще несовершеннолетними, они воевали в действующих восковых частях.
Так, Кузнецов Владимир Григорьевич был разведчиком 69?го стрелкового Краснознаменного полка 97?й стрелковой Витебской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии, участвовал в боях на Белорусском фронте. С 1 июня 1945 года дивизия была включена в Приморскую группу войск 5 армии. 24 июня красноармеец поступил с сепсисом в хирургический полевой подвижной госпиталь № 480. На следующие сутки Кузнецов скончался. Местом захоронения указано сельское кладбище с. Черниговка Приморского края.
На черниговском кладбище захоронены также М.?К.?Зайцев, красноармеец 449 стрелкового полка, Ф.?Ф.?Зарайский, рядовой 218 пушечного артиллерийского полка, М.?И.?Морока, красноармеец 291 стрелкового полка, Ф.?Е.?Балабанов, стрелок 1229 стрелкового полка.
Всеволодский Петр Алексеевич, красноармеец 1233 Стрелкового полка 371 Стрелковой дивизии захоронен в с Дмитриевка Приморского края. Согласно донесению о безвозвратных потерях умер от болезни 1.07.1945 года. Где конкретно расположена могила — не указано.
Ивана Петровича Фролова похоронили на юго-восточной окраине Дмитриевки. По данным госпитальной книги 41 терапевтического полевого подвижного госпиталя красноармеец 144 стрелковой дивизии 1918 года рождения умер от болезни 24.06.1945 года. На фронт Ивана Петровича призвали в марте 1945 года. За несколько месяцев участия в боях на Белорусском фронте он успел получить орден Славы III степени.
О захоронениях Всеволодского?П.А и Фролова?И.?П. в администрации Дмитриевского сельского поселения ничего не знают. Эти воинские захоронения официально были не оформлены, а значит, не учтены. Книги учета захоронений на дмитриевском кладбище за 1945 год тоже не сохранилось. Неизвестно ничего и о местонахождении захоронения курсанта 5 армии Белоусова?Н.?М. в Меркушевке.
—?На кладбище с. Меркушевка есть какое-то воинское захоронение, на котором установлен старый металлический памятник,?— рассказала Елена Ивановна Зинченко, специалист администрации Дмитриевского поселения.?— Администрация поселения за ним ухаживает. Со слов старожилов там захоронены 4 красноармейца, расстрелянных в годы гражданской войны. Захоронений, произведенных во время ВОВ в с. Меркушевка по нашим данным нет.
Из госпитальной книги известно, что Белоусов Николай Михайлович умер 28 июня 1945 года. Младший сержант, уроженец города Магнитогорска, 1923 года рождения был курсантом курсов младших лейтенантов 5 армии.
В извещении о смерти, которое отправили его матери Белоусовой Любови Михайловне, содержится информация о том что ее сын мл сержант Белоусов?Н.?М. похоронен с отданием воинских почестей в селе Меркушевка Черниговского района Уссурийской области.
Данные о том, что в Меркушевке располагались курсы младших лейтенантов 5?й армии подтверждают воспоминания Николая Николаевича Бацева, опубликованные в электронной версии книги, посвященной 65?летию Победы клуба «Память». Он тоже был курсантом курсов 5 армии.
…«мы встретили День Победы. Что дальше?
Проехали Москву, Урал, Сибирь, Байкал, Хабаровск, прибыли в Приморский край. Разгрузились на ст. Манзовка, и наши курсы пешим строем с полной выкладкой (скатка через плечо, карабин, вещмешок, саперная лопатка, противогаз), в кирзовых сапогах при температуре 28–30 градусов, а то и жарче, совершили марш-бросок в село Меркушевка (тайга, километров около 20 от Манзовки).
Проходя мимо одной деревни, видим: одна женщина несет на коромысле два ведра колодезной воды. Мой друг Мясников подбегает к ней и просит попить воды (во флягах она давно кончилась). А она со словами «я лучше вылью, чем дам вам напиться», выливает одно ведро. Мясников хватает другое — и ей на голову! Оказывается, в Приморье прибыли некоторые соединения, которые были подчинены Рокоссовскому, и пошел слух, что фронтовики — это бандиты…
…Через три дня после прибытия в с. Меркушовку нам устроили «экзамены» и, присвоив звание мл. лейтенанта, отправили в штаб армии для получения назначения на должность»…
Солдаты войны. Похоронены и забытыКурсант Белоусов звание мл. лейтенанта получить не успел, умер от заболевания. Какого конкретно, в книге учета умерших не указано.
Все остальные военнослужащие согласно информации из госпитальных книг и списков умерших захоронены в Черниговке: Г. Н Арсентьев, мл. сержант 671 отдельного батальона связи; И.?Т.?Стрельский командир взвода 449 стрелкового полка; И.?С.?Клименко, красноармеец 871 стрелкового полка; Б.?М.?Козырев; водитель 116 авто санитарной роты; Р.?Б.?Чертрисский, красноармеец 144 стрелковой дивизии и А.?А.?Тюрина, хлебопек 416 ОПАХ.
Анастасия Алексеевна Тюрина — единственная женщина, среди погибших военнослужащих. Занималась на войне вполне мирным трудом — работала пекарем на полевом автохлебозаводе — основного средства полевого хлебопечения в военное время. Сейчас узнать, как молодая 21?летняя девушка получила тяжелое проникающее пулевое ранение в брюшную полость невозможно. Но по документам ЦАМО 22 июня 1945 года, ровно через пять лет после начала войны, Настя Тюрина скончалась от ран в полевом хирургическом госпитале № 480.
Где на сельском кладбище Черниговки располагаются могилы военнослужащих, умерших от ран и болезней летом 1945 года? Где могилы красноармейцев в Дмитриевке и Меркушевке? Скорее всего они затерялись и вряд ли кто-то может указать их расположение. Получается, что от этих солдат, воевавших на фронтах Великой Отечественной и волею судьбы легших в приморскую землю, не осталось ничего: ни памяти, ни могил.
Редакция журнала «Навигатор-ДВ» передала найденную информацию в администрацию Черниговского района. Будем надеяться, что районные власти найдут способ сохранить память о захороненных в Черниговке, Дмитриевке и Меркушевке военнослужащих.