Шаровы Прасковья Илларионовна и Григорий ИвановичКатолики, а вместе с ними и весь мир отмечают день влюбленных 14 февраля. В России есть свой праздник для влюбленных - День Петра и Февронии. Согласно календарю знаменательных дат он отмечается 8 июля, а с 2008 года считается Всероссийским Днем семьи, любви и верности. Петр и Феврония – прожили в любви и согласии всю жизнь и являются идеалом супружества. Но не только в далеком прошлом можно искать примеры счастливого брака. Например, в поселке Сибирцево уже 50 лет вместе счастливо живут супруги Шаровы Прасковья Илларионовна и Григорий Иванович. Жизнь прожить - не поле перейти, а уж прожить семейную жизнь диной в пол века - еще труднее. Супругам Шаровым по 85 лет. 50-летие совместной жизни они отметили в прошлом году. Отмечали, а сами не верили, что столько лет прошло со дня их свадьбы. 
Судьба связала их случайно, когда оба были уже взрослыми состоявшимися людьми. Григорий Иванович работал помощником машиниста, Прасковья Илларионовна – школьной учительницей. Железнодорожник Шаров после смерти первой жены один воспитывал маленькую дочь. Жениться второй раз думал только если избранница будет хорошей мачехой. Тогда еще просто Гришу и Прасковью познакомили родственники Учитель начальных классов смогла найти с девочкой общий язык и стала для нее второй мамой. С тех пор Шаровы живут в любви и согласии. 
Главным фундаментом своей семейной жизни Прасковья Илларионовна и Григорий Иванович считают взаимоуважение. 
- Знаете, бывает, мы иногда даже ругаемся, спорим, - рассказывает Прасковья Илларионовна, - но уже через несколько минут остываем, перестаем сердиться. Надо любить друг друга, жалеть, уважать и прощать.
- Не держать обиду друг на друга, уважать и ценить, - добавляет Григорий Иванович.
Супругам Шаровым есть за что уважать и ценить друг друга. За плечами у каждого - трудное детство, война, тяжелая работа. 
- Я рано остался сиротой. Мама умерла в 35 году, отец – в 33. Нас осталось – 5 детей, - вспоминает Григорий Иванович. – Старший брат тогда написал письмо в Москву Калинину и нас отправили в Детский Дом в Прохорах. В 39 году нас по направлению отправили в Бикин на лесозавод, я работал там сначала учеником, потом слесарем. В 40-м году вернулся в Манзовку. Устроился работать в Депо. В 1942 году призвали в армию. 25 мая 43 года – был мой первый бой. Война – это, конечно, страшно. Я больше всего боялся попасть в плен. Еще замечал, что живыми преимущественно оставались те, кто не пил «фронтовые» 100 грамм. Старался не употреблять спиртное. Хотя от ранений это меня не спасло. Ранили меня дважды. Осколочное в поясницу дает о себе знать до сих пор – осколки так и не вытащили.
Кавалер Ордена Красной звезды, Ордена Отечественной войны II степени, медали «За отвагу» скромно молчит о своих военных подвигах, хотя ему есть о чем рассказать. Например, о том, как он брал немецкого «языка», как был командиром «Катюши», как его «утюжил» в окопе танк в самом первом бою.
Не любит вспоминать о своем военном прошлом и Прасковья Илларионовна. А ведь в войну жила на оккупированной немцами территории Беларуси.
- Когда началась война, мне было 17 лет, - рассказывает женщина. - Я после окончания специальных курсов работала учительницей. Помню, в моей деревне бабы сначала смеялись: «Да ей гусей нельзя доверять пасти, не то, что 43 ученика». Но потом ничего, перестали. Летом 1941 я приехала к своим родным в отпуск, да так там и осталась до конца войны. Что пришлось пережить в оккупации, даже говорить не могу. 
В Белоруссии погиб каждый 4-й житель. Деревнями сжигали людей. Меня от смерти один раз спас одноклассник. Он работал писарем у старосты села. Увидел мою фамилию в списках тех, кого планировали сжечь заживо. Сообщил мне. Я успела убежать в другую деревню. Пряталась там в погребе долгое время.

После окончания войны Прасковья Илларионовна переехала жить в Приморье. Устроилась работать учительницей. Воспитала и выучила не мало достойных людей. Однако, ученики и коллеги по работе благодарны учительнице не только за самоотверженный труд. Прасковья Илларионовна по сути является основателем 164- школы поселка Сибирцево. Хрупкая «учительша» вытребовала открыть школу на Слободке после несчастного случая на железнодорожных путях.
- Дети ходили в школу через линию, - вспоминает Прасковья Илларионовна. - Тогда на Слободке жило много молодежи, было много детей. На путях погиб мальчик. Тогда я пошла к начальнику электростанции Вагину и потребовала открыть школу на Слободке. Он согласился и освободил для занятий здание, построенное японскими военнопленными, где жили рабочие электростанции. Так появилась 164 школа. Дети сначала учились там, а потом построили новое здание и мы переехали. Я в этой школе так и проработала до самой пенсии.
Благодарственные письма, грамоты, награды – их у Прасковьи Илларионовны очень много. Но гораздо ценнее для нее благодарность учеников. А ее воспитанники до сих пор ее не забывают, поздравляют с праздниками, звонят.
- Любовь к людям, любовь к детям, любовь к труду – вот секрет моего долголетия, - делится пенсионерка. - Главная радость – помогать людям, дарить добро.
Григорий Иванович проработал помощником машиниста до 1980 года до пенсии. Супруги вырастили дочь, выдали ее замуж. Помогли вырастить троих внуков, а сейчас радуются 4 правнучкам. Но, даже став бабушкой и дедушкой, затем прабабушкой и прадедом они сохраняют теплое отношение друг к другу. 
Говорят, что любовь можно сравнить с хорошей песней. Прасковья Илларионовна и Григорий Иванович свою песню сложили – в «золотые» 50 лет. Пусть она звучит ещё долго-долго, согревая и радуя окружающих.