«Мы желаем всем мирного неба». Как живут вынужденные переселенцы из Украины в «Роднике»28 августа самолетом из Симферополя во Владивосток прибыло более 400 вынужденных переселенцев из Украины. Беженцев распределили в пункты временного пребывания в нескольких муниципальных образованиях края. Черниговский район принял 85 граждан Украины. Переселенцев разместили в санатории «Родник».
После приезда прошло уже больше двух недель. Как устроились украинцы, с какими проблемами столкнулись и какие планы строят на будущее — об этом мы поговорили с жителями «Родника». Рассказывая о себе и о том, что их волнует, не все согласились назвать свои имена и фамилии: многие опасаются, что это может им навредить. Зато разговор получился очень откровенным.
«Я даже сначала не поняла, что по нам стреляют»…
—?Страшно там было,?— начала Елена.?— Не хочу даже вспоминать об этом, не то что рассказывать. Сначала нас бомбили, потом когда вошли «укры», начались репрессии. Преследовали всех, кто участвовал в референдуме, не только мужчин, но и женщин, и детей. Да, фашисты они натуральные. Взяли с мужем детей в охапку и бежать.
Назад нам туда нельзя, мы для них враги. Перемирие там — одна видимость, чтобы перевооружиться. Два дня назад маме звонили, она у нас там осталась, говорит, что танки разнокалиберные ездят по городу, солдаты. Неизвестно еще останется наш город целым или нет.
—?Мы жили в Авдеевке, это в 18 километрах от Донецка,?— рассказала Анна Германсон.?— У нас стреляли, бомбили сильно. «Нацики» из нашего населенного пункта стреляли по Донецку. Мы жили в трехкомнатной квартире вместе с мамой. Она у меня учитель высшей категории по физической культуре, стаж работы более 30 лет. Успели выехать в Россию буквально за 1 день до начала активных боевых действий. Потом началась мясорубка.
—?Мы приехали из Донецкой области, города-героя Тореза,?— поделилась Лариса.?— Мы не хотели уезжать, жизнь заставила. Война началась, непонятно кто ее затеял?! Там идет выселение русского народа. Я русская, муж у меня тоже русский. Я уехала вместе с мамой-пенсионеркой и тремя детьми. У нас две девочки четырнадцати и трех лет, и взрослый сын. Ему уже 20, мы его уберегали от войны. Муж остался там.
Знаете как там страшно, у нас могут просто бомбу скинуть на пятиэтажный дом, и это считается нормой. По новостям в Украине об этом даже не упомянули. А сколько там детей и взрослых погибло! Зато когда боинг малазийский сбили, шуму было. А мы там, так — нелюди. Нас убивать можно.
—?Выезжали в Россию по несколько человек,?— рассказала Светлана.?— У нас уже кругом был «правый сектор». Ехали на машине по дороге, вдоль которой стояли укрепления «нациков». Они там пушки позакапывали, танки, укрепления сделали. Трасса пустая абсолютно. На дороге лежат неразорвавшиеся снаряды. Водитель нас предупредил, чтобы мы даже не смотрели в сторону укрепления. А я посмотрела и даже рукой показала, там лысая морда чья-то была видна. И тут начал раздаваться странный звук. Водитель прибавил скорость и сказал, что по нам открыли огонь. Я сначала даже не поняла, что по нам стреляют. А что в Донецке делалось, страшно даже вспоминать… С телефона с каждого снимали по 5 рублей на армию, которая нас убивала. Нас объявили террористами.
О том, от чего пришлось бежать в Россию из Украины беженцы рассказывали долго и эмоционально, особенно после того как мы выключили диктофон. Рассказывали о том, как в школах сжигали учебники истории, в которых Бандера еще значился фашистом, а не национальным героем; о вражде, которая вспыхнула между кровными родственниками, живущими в западной и восточной Украине; о доносах, которые писали приверженцы нынешней власти на тех, кто помогал ополченцам; о том, как выбегали на балконы чтобы увидеть куда будут падать снаряды, как прятались во время бомбежек в ванной и туалете — там ведь самое безопасное место, есть шанс выжить при обрушении здания; о гибели родных, друзей, соседей. Кто-то рассказывая, начинал плакать. Они и сами не знают, смогут ли когда-нибудь говорить о войне на Украине спокойно
«Не спим ночами от неопределенности»
«Мы желаем всем мирного неба». Как живут вынужденные переселенцы из Украины в «Роднике»Бежать от войны на расстояние в 9?000 километров от родины никто из беженцев не планировал. Первые дни жили в лагере в Крыму. Но палаточные городки в преддверии холодов начали расформировывать, и беженцев стали направлять в различные регионы России. Часть из них приняло Приморье.
Многочасовой перелет из Симферополя во Владивосток был очень утомительным. Дорога вымотала всех, особенно детей. Перед вылетом пришлось долго ждать, пока взрывотехники проверят все терминалы аэропорта. Неизвестные сообщили в полицию о минировании. Пассажиров и работников симферопольского аэроузла эвакуировали. Сидеть на сумках пришлось более 9 часов, только потом работа аэропорта «Симферополь» была возобновлена.
После приземления во Владивостоке еще почти 4 часа на автобусах ехали в Грибное. В «Роднике» их встретили хорошо, почти как родных. Каждую семью поселили в отдельную комнату в теплом корпусе. Снабдили одеждой и обувью. Организовали питание в столовой санатория. Школьников собрали в школу и на школьном автобусе возят в школу № 2 в Черниговку. Сотрудники УФМС занимаются оформлением документов, Центра занятости — трудоустройством. Оказывается медицинская помощь. Но все же как дома украинцы себя здесь еще не почувствовали.
—?У нас одни «непонятки»,?— объяснила Лариса Викторовна.?— Приняли на в «Роднике» неплохо, но, честно говоря, мы ехали не в Черниговку, а во Владивосток. Здесь мы полностью отрезаны от цивилизации. Здесь связи нет, интернета нет. Мы не можем найти ни работу, ни жилье. Живем в стрессовом состоянии. Одни говорят одно, другие — другое. Мы не чувствуем себя полноценными людьми. Мы как бомжи. Живем здесь, нас тут кормят, но мы ничего не можем. Как выехать в Черниговку — надо на такси или на попутках добираться. Деньги нужны.
Приезжают к нам из Центра занятости, работу предлагают. Я продавец. Мне эта работа нравится, но я готова работать где угодно. Здесь мне предлагают мыть посуду за зарплату в 5–6 тысяч рублей и тут же предлагают комнату в общежитии за 8 тысяч в месяц. Как это сопоставить?! Как можно получать такую зарплату, платить за комнату и кормить трех детей и маму-пенсионерку?!
Будь мы поближе к городу, я бы постаралась найти там работу, две работы, чтобы оплачивать жилье и содержать семью. Было бы у нас жилье, хоть домик какой самый ветхий, оставила бы семью и ездила работать в город вахтовым методом. Пока это сделать невозможно. Денег у нас нет. Чтобы поехать во Владивосток искать работу надо купить билет — 400 рублей, за один день там работу не найдешь, значит нужны деньги на гостиницу. Устроишься на работу — надо искать жилье и платить за него. Где мне взять столько денег?! Замкнутый круг.
Когда и какие подъемные нам дадут, никто ничего не знает. Мы не просим много, нас поддержите пока мы первые шаги сделаем.
—?Мы не спим ночами от неопределенности,?— пожаловалась Светлана.?— Нам всем нужно успокоительное. Что нас ждет впереди — неизвестно. Документов у нас нет. Паспорта забрали еще в Симферополе. Когда нас оформят? Никто ничего толком не говорит!
—?Мне предложили место — работать тренером в Детско-юношеской спортивной школе,?— рассказала Надежда Леонидовна Балачевцова.?— Вроде бы там зарплата около 20 тысяч. Жилья нет. Но пока документы не оформят, на работу не примут. Цены у вас нас напугали. Все дорогое — продукты питания, одежда, лекарства, коммунальные услуги. Чтобы снять жилье, требуется много денег, а ведь мне еще надо дочь-инвалида содержать. Хочу, чтобы вторая дочка к нам сюда приехала. Она беременная. Ей еще помогать надо. Думаем, что снимать дом на земле будет проще. За него меньше платить.
—?Тем семьях, где есть мужчины — легче,?— добавила Ольга.?— Многие мужчины у нас уже работают. Неофициально. На работу утром их возит автобус, а вечером поздно бывает они домой из Черниговки в Грибное идут пешком. Зато хоть какие-то деньги получают. А что делать женщинам с детьми? У нас есть мамы — одиночки с тремя детьми. Одна недавно в ювелирный магазин свое колечко сдала за 500 рублей, хоть какие-то деньги.
—?Чтобы официально приняли на работу нужны документы,?— высказалась Ирина.?— У нас пока ничего нет. Мы ничего не можем, даже счет в банке открыть. Жилье не обещают никому. Ездить в Черниговку трудоустраиваться не за что. Автобус со школьниками не берет, автобус с мужчинами, который на работу возит, забит под завязку. Как ездить? Я была в Черниговке за все время два раза. Один раз в больницу ездила — бегом-бегом. Второй — удалось немного прогуляться. Поразил ваш уровень цен. Это сколько надо получать чтобы снять жилье и кормить семью? Многие здесь говорят, что мы по 800 рублей в сутки на человека получаем. Но ведь эти деньги идут на наше содержание — справки, проживание, питание, оформление документов. На руки нам ничего не выдают.
—?Нашли работу в Монастырище, мне — пекарем, мужу — на стройке,?— рассказала Татьяна.?— Ждем документы, ищем жилье. По объявлениям звонили в Сибирцево, нам сказали что сдают 2?х комнатную квартиру за 16 тысяч, но это с коммунальными услугами. Но это же сначала нам надо деньги заработать, а потом уже въезжать в квартиру. Не знаю, потянем ли мы за такие деньги снимать жилье. Тем более работать будет только муж, мне в январе третьего ребенка рожать.
Среди вынужденных переселенцев — представители разных профессий. В «Родник» приехали бухгалтера, шахтеры, водители, парикмахер, продавцы, директор банка, индивидуальный предприниматель, учителя, экономисты, инженеры, строители, сварщики, монтажники, пекарь, швея, юрист, электрик. Все хотят работать и получать достойную зарплату, на которую можно будет содержать семью. Украинцы готовы браться за любую работу, не обязательно по профессии.
Юрист с солидным стажем и огромным опытом работы в настоящее время подрабатывает истопником и подсобным рабочим. Его нынешние коллеги по работе в прошлом — инженеры и бизнесмены месят бетон и делают ремонт. Любой работой не брезгуют.
—?Знаете, нас тут обвиняют, что мы приехали занимать чужие рабочие места,?— поделилась Елена.?— Ерунда какая! Если есть вакансии, почему они до сих пор не заняты местными жителями? Вот у меня у мужа два высших образования. Он когда пришел устраиваться на предприятие в Сибирцево, на него смотрели с такой надеждой. Он им нужен. Работник отдела кадров даже достала деньги, отдала ему, чтобы было на что проходить медкомиссию, сказала, что когда заработаете, вернете, вы нам нужны, приходите к нам на работу. Теперь он ждет, пока ему документы выдадут. Только когда?
«Мы желаем всем мирного неба». Как живут вынужденные переселенцы из Украины в «Роднике»Нет определенности и с жильем. Помогут ли с этим местные власти, беженцы не знают. Сколько им еще позволят жить в «Роднике» — тоже вопрос открытый. Буквально несколько дней назад у одной из семейных пар родился ребенок. Собрать приданое малышу помогли добрые люди. Но куда везти счастливую маму с сыном из роддома — вопрос, который мучает главу семейства. В «Родник»? Условия там, честно сказать, не самые лучшие для новорожденного.
На наш взгляд местный санаторий за последние несколько лет изрядно обветшал и выглядит очень убого и жалко. На здравницу даже районного уровня «Родник» не тянет. Время как будто остановилось здесь в 80?х годах прошлого века. Только здания просели и вросли в землю.
—?Мне тоже скоро рожать,?— с грустью произнесла будущая мама.?— Наверное, тоже ребенка в «Родник» придется везти. Боимся, что так ничего и не изменится.
К сожалению, развеять все опасения беженцев и ответить на все интересующие их вопросы некому. Переселенцы до сих пор не знают к кому обратиться, что бы получить подробные консультации и помощь. Координатора, который бы курировал все вопросы по оформлению, трудоустройству — нет. Ответственные службы работают независимо друг от друга. Когда будут оформлены документы, на какую помощь могут рассчитывать беженцы, помогут ли им с жильем, сохранятся ли за ними предлагаемые рабочие места, пока будут оформляться документы — вопросы, на которые пока они не получили ответа.
Понаехали тут!
Прибывшие в «Родник» переселенцы уже успели столкнуться с негативным отношением со стороны местного населения. Украинцев обвиняют не только в том, что они отбирают рабочие места и получают «огромные» деньги в качестве пособий. Претензии предъявляют даже из-за внезапно подорожавших куриных окорочков. Порой, доходит до оскорблений и хамства.
—?Нам часто говорят, что мы много чего требуем, хотя у нас ничего нет,?— пожаловалась Светлана.?— Здесь в «Роднике» очень сыро, дети болеют. Поначалу кормили очень хорошо, теперь гораздо хуже. Но жаловаться мы боимся.
—?В Черниговке приняли хорошо, а здесь в Грибном говорят: «Хохлы понаехали занимать наши рабочие места»,?— рассказала Надежда.
—?Мы оформлялись в регистратуре в Черниговской больнице,?— рассказала Ольга.?— Молодая девушка швырнула мне из окошка назад свидетельство о рождении ребенка со словами: «Я ваши дебильные буквы не понимаю»! Оказалось, что она не разобралась, как прочитать серию документа. Или там же нам высказали: «Когда вы беженцы приезжаете, вечно у нас все ломается»! Как будто мы в этом виноваты.
Отношение в регистратуре к нам кардинально поменялось, после того как мы сходили к руководству больницы. Больше никто не грубил.
—?Хочется пожелать таким людям, никогда не попасть в такую ситуацию, в какой находимся сейчас мы,?— произнесла Елена.?— Мы не специально сюда приехали, нас вынудила война. Мы жили на Украине хорошо. У всех было свое жилье, работа, бизнес. Мы не бомжи какие-то. Мы нормальные люди! Просто представьте себя на нашем месте.
Спасибо за помощь!
Все же приехавшие к нам в Черниговский район украинцы чаще встречают доброе отношение и понимание. Они очень благодарны за помощь всем: и представителям местной администрации, и просто неравнодушным людям. Перечисление тех, кто им помогает заняло почти полчаса времени.
—?Врачи у вас вообще замечательные — педиатры, гинеколог — Надежда Владимировна. Ей особенное спасибо,?— рассказала Татьяна.?— Нас трое беременных было, теперь одна женщина уже сыночка родила. Так нам сразу витамины для беременных выдали, обследовали. За нами наблюдают, помогают.
—?Сегодня с дочкой ходили к врачу,?— добавила Надежда Леонидовна Балачевцева.?— К Татьяне Ивановне Доспеховой. Она очень хорошо нас приняла, анализы назначила, обследование, очень хорошо отнеслась, я даже заплакала. Спасибо ей огромное!
—?Спасибо Кате, дочке нашего гинеколога и Татьяне Константиновне из администрации района,?— перечисляли наперебой женщины.?— Огромная благодарность Олесе, она нам столько вещей привезла. Спасибо мужчине, он сам родом из Луганской области, он нам бочонок меда привозил. Еще одна женщина нас молоком, сметаной и творогом угостила. Предприниматель Андрей нам продукты привез и карточки для связи. Один единственный депутат у нас была — из Михайловского района, она помогла с информацией и карточки телефонные привезла, так мы с родными связаться смогли. Еще спасибо социальной защите, врачам, специалистам центра занятости и УФМС.?Благодарим предпринимателей, которые нам помогли детей в школу собрать от и до. Директора второй школы благодарим и учителей, и всех учеников за теплый прием и помощь нашим школьникам. Спасибо директору и персоналу «Родника»!
Спасибо всем неравнодушным людям, которые передавали нам одежду, обувь, и другие необходимые вещи! Спасибо!!!
—?А еще спасибо всем, кто нас подвозит до Черниговки и «Родника» на своих машинах,?— добавила Светлана.?— Кто мужчин наших подвозит. Так разговариваешь пока едешь и выясняется, что у многих здесь корни украинские. Это радует.
Действительно, украинцы нам не чужие. Черниговку и другие села нашего района основали переселенцы из Украины.
В настоящее время наши новые земляки пытаются здесь обосноваться. Привыкают к новому укладу жизни, новым продуктам, новому говору, новым пейзажам за окном. Сейчас они отчаянно нуждаются в помощи и поддержке, и не только со стороны властей, но и местного населения. Возвращаться на Украину они уже не планируют. Пусть же Приморский край станет для них вторым домом.