kursanti23 февраля – День защитника Отечества. Изначальное название праздника - День Красной армии. Праздник был установлен в 1922 году в честь первой победы отрядов только что созданной РККА под Псковом и Нарвой над регулярными войсками кайзеровской Германии 23 февраля 1918 года. Сейчас большинство историков склоняется к тому, что никакого серьезного сражения с немцами у красноармейцев в февраля 1918 г. не было, и эта, версия происхождения праздника, была выдумана советскими пропагандистами.  Гражданская война, становление Советской власти - являются тем периодами отечественной истории, которые вызывают множество споров. Представления большинства о событиях 1918-1922 гг. сформированы с точки зрения победителей гражданской войны. Героизация сторонников «белого» движения стала набирать силу только после развала СССР. С обеих сторон до сих пор допускаются искажения исторических событий.
Информация о периоде гражданской войны в Приморском крае и в Черниговском районе тоже подверглась советской цензуре. Хотя сейчас, по прошествии века мало кто вспоминает, что на территории нашего района зверствовали японские интервенты, действовали партизанские отряды и разворачивались кровавые сражения между белыми и красными.
Одна из самых значимых баталий состоялась под Монастырище 13 октября 1922 года. По данным советского историка С. Н. Шишкина здесь в бою схлестнулись 2 400 белогвардейцев и 240 красных курсантов дивизионной второй Приамурской стрелковой дивизии. «Красные» победили, но дорогой ценой. В строю осталось только 67 человек. Потери белогвардейцев исчислялись сотнями.
- Приведенные цифровые данные имеют разночтения в других источниках, в том числе и в Интернете. Разными также являются и сведения о количестве погибших курсантов, - утверждает краевед Валентина Васильевна Скворцова. - В книге «За советский Дальний Восток», говорится, что «...Монастырище в это время занимали только курсанты школы Красных командиров численностью 80 штыков. Силы белых доходили до тысячи штыков и сабель… В итоге победа осталась за Красноармейцами.
Первоначально красные курсанты, погибшие в бою были захоронены на сельском кладбище Монастырище. Согласно данным исторической комиссии бюро секции ветеранов гражданской войны Спасского района в братской могиле было захоронено 22 погибших курсанта. В 1985 году в День сорокалетия Великой Победы на территории монастырищенского гарнизона был открыт мемориальный ансамбль и зажжен вечный огонь славы героям-курсантам. Этому предшествовала церемония перезахоронения народоармейцев. На артиллерийском лафете урна с прахом красных курсантов была доставлена к монументу и под оружейный салют опущена в открытую могилу. На надгробной плите выбиты их имена: А.Н. Бобровник, С. Ермоленко, А.Д. Брыжа, П.А. Иванов, А. Кислов, И.Н. Ковтунов, П.А. Корнильев, Ф.Н. Леванов, Е. Мирошник, Л. Новокрещенных, Н.А. Олейников, Е.В. Сокольцев М.Е. Стракоченко, М.Ф. Танков, Ф.М. Чирков.
Странно, по архивным данным в братской могиле на сельском кладбище было захоронено 22 погибших курсанта. А вот после переноса захоронения на территории Монастырищенского гарнизона в братской могиле – похоронили прах 15 курсантов. Что стало с остальными? Сколько на самом деле человек участвовало в сражении под Монастырище? Сколько погибло белогвардейцев и красноармейцев? Чтобы найти ответ на эти и другие вопросы житель Уссурийска, краевед Игорь Леонидович Рыжов, не один год занимающийся изучением истории Приморского края, провел свое уникальное расследование. Предлагаем вам с ним ознакомиться.
 Итоги одного исследования
Любой, кто изучал историю Гражданской войны на Дальнем Востоке, сталкивался с рассказом о героизме 67 красных курсантов в бою под Монастырищем. Вот как об этом пишет один из авторитетных историков кандидат военно-исторических наук С.Н.Шишкин: kursanti1«На левом фланге боевые действия развивались вначале менее успешно. Наступление 5-го Амурского полка и дивизионной школы от Монастырище на Ляличи противник упредил. Его Сибирская казачья группа, усиленная остатками Поволжской группы и резервами, первой перешла в наступление на Монастырище, чтобы ударить в тыл 1-й Забайкальской дивизии. Но белые наткнулись на дивизионную школу. В результате этого завязался упорный бой. Противник, имея до 2400 человек против 240 курсантов, предпринял четыре атаки, но каждый раз отступал с большими потерями. Курсанты с близкой дистанции метким огнем выводили из строя одну вражескую цепь за другой. Белые потеряли в этом бою одними убитыми 620 человек. Большие потери понесла и дивизионная школа. Из 240 бойцов в ней осталось в строю только 67, но они не пропустили врага. За стойкость и мужество, проявленные в бою, Советское правительство наградило 67 героев орденом Красного Знамени».
С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке". М., "Военное издательство Министерства Обороны, 1957 г.Вслед за Шишкиным эту историю подхватили и растиражировали и многие другие исследователи, писатели и корреспонденты, как столичные, так и наши местные дальневосточные. Причем в некоторых их них численность курсантов героически сражающихся с белыми была сокращена до 80 бойцов, а число атакующих их белых частей доведено до 2500 штыков. Можно привести еще цитату из исследования гражданской войны и интервенции в Приморье, написанного Н.К. Ильюховым, ветераном гражданской войны, одним из организаторов и руководителей партизанского движения в Приморье: «Движение частей 2-ой Приамурской дивизии, преследующих правую колонну белых в районе Монастырища, далее застопорилось. Здесь противнику удалось собрать значительную силу, и он намеревался нанести контрудар… Монастырище в это время занимали лишь курсанты школы красных командиров численностью в 80 штыков. Курсанты заняли круговую оборону… За проявленное мужество и легендарную отвагу все оставшиеся в живых курсанты были награждены орденами Красного Знамени. Их подвиг был отмечен в специальном приказе главкома Уборевича». До некоторого времени и я воспринимал данные сведения как факт, правда, немного приукрашенный. Но вот появилась у меня книга Я.Покуса «Борьба за Приморье» изданная в 1926 году. Прежде всего, меня удивило, что в своей книге об освобождении Приморья от белогвардейцев он подробно описал Волочаевскую операцию, но ни слова не написал о Спасской операции. Оставим это на совести автора. Но самое интересное было в главе «Итоги Волочаевского боя»:«Вообще из бойцов и командного состава Сводной стрелковой бригады было награждено орденом Красного Знамени 67 человек». Какое-то магическое число для награжденных – 67 !!! Получается под Волочаевкой 67 награжденных и под Монастырищем то же 67. Как-то не вериться в случайное совпадение двух цифр. Пришлось заняться более глубоким изучением этого факта, что бы выяснить, как же было на самом деле. Дивизионная школа младшего командного состава входила в состав 2-й Приамурской дивизии и принимала участие в освобождении Приморья от частей Земской Рати. И в «Историческом очерке 2-й Приамурской Краснознаменной стрелковой дивизии» изданном в 1924 году эта войсковая операция описана довольно подробно. Но вот ни о каких 67 героях там не упоминается. Личный состав Дивизионной Школы младшего ком. состава 9 октября 1922 года, перед штурмом Спасска, согласно издания «Исторический очерк 2-й Приамурской Краснознаменной стрелковой дивизии», насчитывал 249 штыков и 23 сабли, 12 ручных и 5 станковых пулеметов. Под Спасском 9 октября курсанты под командованием товарища Клопова участвовали в боестолкновении с Московским кавалерийским полком полковника Смирнова в селе Дубовском, но убитых не было, вероятно были потери ранеными, максимум человек 5, возможно столько же было заболевших. Так что получается, что под Монастырище школа пришла практически в полном составе, около 250 человек.Дальше обратимся к документам: из оперативной сводки Штаба Народно-Революционной армии (НРА) № 0265 от 15.10.1922 года, 12-00 часов, «…13-го октября в 10 ч. 30 мин. для занятия д. Ляличи из Монастырища были двинуты Див.школа и Троицкосавский кав.полк, каковые в трех с половиной верстах встретились с передовыми частями противника. Противник силою 500 штыков и 30 сабель дважды (а не пять!!! как пишут некоторые исследователи) пытался переходить в контрнаступление.… Для усиления Дившколы выслан батальон 5-го Амурского пехотного полка. 14 октября, перейдя в наступление, вновь заняли разъезд Манзовка. Наши потери до 100 человек ранеными и убитыми». Значит, история о том, что 80 курсантов отбивались от 2, 5 тысяч человек белых – мягко говоря, миф или легенда. Ведь совместно со Школой (250 чел.) с белыми дрались и Троицкосавский кавалерийский полк (409 сабель, с учетом потерь при штурме Спасска – около 350), и 3-й батальон 5-го Амурского пехотного полка (250 человек, с учетом потерь при штурме Спасска – около 200). В итоге получается, что в первый момент боя 530 белогвардейцев под Монастырищем пошли в атаку на 600 красных бойцов. И это до подхода подкрепления - 3 го батальона 5-го Амурского пехотного полка. А с приходом этого батальона красных стало 800 человек. Но это только левый фланг красных в бое за Монастырище. На правом были еще и 6-й Хабаровский полк и остальные батальоны 5-го Амурского полка. А с тыла их поддерживали огнем 2-й легкий и 2-й гаубичный арт. дивизионы 2-й Приамурской дивизии, это 12 полевых орудий и 8 гаубиц. Белые таким количеством полевой артиллерии не располагали, а гаубичной не было вообще.Теперь о частях белых, которые непосредственно бились с курсантами дивизионной школы.
В атаку на Монастырище шли части Поволжской группы генерала Молчанова с приданными ей частями Дальневосточной казачьей группы генерала Глебова. Из частей Молчанова был только Прикамский пехотный полк полковника Ефимова (640 солдат , 48 офицеров на 1 октября 1922 года), который наступал между железной дорогой и трактом Монастырище – Ляличи. Непосредственно на правом фланге белых наступала Пластунская пешая дружина полковника Буйвида. Согласно сведениям о наличном и боевом составе частей Земской Рати по состоянию на 1 октября 1922 года в Пластунской дружине было 65 офицеров и 123 солдата при 4 пулеметах. А дивизионная школа имела 17 пулеметов, и пластуны были просто скошены их огнем во время атаки. Потери белых на 13 октября составили около 100 чел убитыми и ранеными, погиб и полковник Буйвид. Далее на поддержку подошла Атаманская конная дружина полковника Вологдина (28 офицеров и 344 солдата), и силы белых увеличились. Итого против школы действовало максимум 560 штыков по сведениям белых. Получается что по белым и красным документам, число атакующих белых было 530-560 человек. И, следовательно, они никак не могли понести потери в количестве 620 человек, то есть больше своего первоначального состава. А число красных курсантов зависело от фантазии того или иного историка.
В запасниках Спасского музея нашлось фото с подписью «Див. школа перед боем». И можно предположить, что снимок сделан перед Монастырищем. Все-таки под Спасском был штурм, а под Монастырищем именно бой. На снимке я насчитал 112 бойцов, и это только те которые вместились в кадр и количество их явно больше 80.Какие же потери понесла Дивизионная Школа в бою под Монастырищем.Если поверить исследованиям советских историков, то из 250 курсантов в строю осталось 67. Итого потери Дивизионной Школы составили 183 бойца. Исходя из того что соотношение убитых к раненым в период Гражданской войны соответствует как один к трем-пяти, то погибших должно быть 30-60 человек. А где же они похоронены? Не могли же красные просто так закопать своих павших товарищей, не оставив никакой памяти. И эта могила есть. Первоначально курсанты были похоронены на кладбище села Монастырище, а позже перенесены на мемориальный комплекс в гарнизоне Монастырище. У меня есть фото могилы курсантов сделанное в 1922 году и акт обследования братской могилы от 16 сентября 1963 г. Размеры могилы, согласно акта, «…10 метров длинны и 3 метра ширины». В такую могилу просто физически нельзя уложить 30-60 тел погибших.В 40-летнюю годовщину Победы в Великой Отечественной войне в Монастырищенском гарнизоне открыли мемориальный ансамбль, куда и был в торжественной обстановке, с воинскими почестями перезахоронен прах погибших красных курсантов. На артиллерийском лафете урна с прахом была доставлена к монументу и под оружейный салют опущена в открытую могилу. На надгробной плите выбиты их имена.
Самое интересное в том, что в акте обследования указанны 22 !!! курсанта. А на монументе перечислены только 15 фамилий. Более того мной установлено что в списке погибших курсантов Дивизионной Школы младшего ком. состава 2-й Приамурской дивизии числится 15 курсантов, фамилии которых полностью совпадают с перечисленными на мемориальной доске. Значит, в бою под Монастырищем погибло 15 курсантов и там же они захоронены. Опять же, исходя из соотношения убитых к раненым как один к трем-пяти получаем цифру 45-75 раненых. Выходит, что из 250 курсантов вступивших в бой под Монастырищем было 15 убитых и 45-75 раненых. То есть в строю осталось минимум 160 человек, а никак не 67!
kursanti2В «Сборнике лиц награжденных Орденом Красного Знамени» изданном в 1926 году и в «Историческом очерке 2-й Приамурской дивизии» перечислены все курсанты награжденные Орденом Красного Знамени за бои в Приморье в 1922 году. Но число их, вместе с командиром Клоповым М.М. , 45 !!!, а не 67! Опять нестыковка. Побывал я в Черниговке, зашел в редакцию газеты, тогда она называлась «Ленинский путь» и в архиве изучил все материалы освещающие эту тему. Дело в том, что Монастырище относится к Черниговскому району и может в местной прессе можно будет что-либо найти. И я не ошибся. Мне удалось найти целый список статей. Надо сказать, что чтение было довольно занимательным и интересным. Я не буду сейчас писать обо всех нелепостях, неточностях и вранье которые там присутствуют. Остановлюсь только на моменте, который меня более всего интересовал. Это бой под Монастырищем и участие в нем курсантов Дивизионной школы младшего комсостава 2-й Приамурской дивизии.Везде повторяется уже хрестоматийная легенда о 67 оставшихся в живых героях. Но вот в 1982 году учительница Монастырищенской школы №4 Л. Иванова в своей статье "Помните их имена" упоминает о 45 !!! (а не 67 !!!) курсантах награжденных орденом Красного Знамени. Это полностью совпало с моими выводами и расчетами. Это же число 45 приводиться и в другом номере газеты от 13 октября 1987 года. Правда журналист Зуевич в номере от 21 февраля того же года пишет о 67 бойцах. Тут только можно руками развести... Один и тот же человек дает совершенно разные данные в течение одного года. Правда он и при перечислении погибших и похороненных в Монастырище почему-то пропустил одну фамилию. Это только может характеризовать самого корреспондента и его отношение к данному материалу.Но фантазия журналистов и корреспондентов не знает границ, в одной из статей количество выживших курсантов вдруг было резко сокращенно до 16 !!!, а количество белых атак возросло до 7 !!! Во многих статьях упоминаются фамилии курсантов. Я все их сверял со списком награжденных и списком погибших. И вот фамилий некоторых из них нет ни в одном, ни в другом документе. А значит, что эти курсанты остались в живых, но не были награждены орденами. То есть опять же несоответствие с официальной легендой о 67 выживших и награжденных. Из этого можно сделать вывод, что в живых осталось гораздо больше 67 человек, и не все из них были награждены орденом Красного Знамен. Получается, что не было никаких 67 героев курсантов. Вся эта история всего лишь миф или легенда, придуманная для героизации борьбы за Приморье. Нет ни одного документа, который бы подтверждал эту историю о 67 курсантах. Во всяком случае, я таких не нашел. В Российском Государственном Военном Архиве мне удалось найти приказ о награждении курсантов Школы младшего комсостава орденами «Красного Знамени». Копия этого приказа скоро будет у меня на руках и тогда уже можно будет точно назвать сколько было награжденных курсантов и за что их наградили. Отличительной особенностью всех исследований по Гражданской войне на Дальнем Востоке был запрограммированный идеологией классовый подход к изучению исторических событий. Но в братоубийственной войне не может быть победителей и побежденных, «красные» и «белые» окрашены одной кровью. У них общая могила — русская земля, хотя лежат они в ней раздельно. У изголовья одних стоят памятники, могилы других стерты с земли и поросли бурьяном. Именами «красных» названы города, улицы, предприятия, учреждения, заводы и фабрики, «белым» же в память остались проклятия, безызвестность и забвение на долгие годы.Рыжов И.Л