БОМЖи – примета  времени. Раньше лица, без определенного места жительства  - встречались преимущественно в городах. Теперь они есть в каждом селе и поселке. И в Сибирцево, и в Черниговке  встреча с бомжом - не редкость. Причем, если еще  лет десять назад  человек, роющийся в контейнерах для мусора вызывал неподдельное удивление и омерзение, то сейчас,  заметив бомжа у мусорки, уже никто не удивляется. Для многих бомжи – это как бы и не люди, да? Нет прописки,  нет жилья,  нет документов – нет человека. А они  - есть. Больные туберкулезом, с букетом других болячек, без жилья, без документов и, практически, без помощи.  Толик
Анатолий Иванович – бомж. Но на первый взгляд  - не скажешь. Относительный опрятный, аккуратно одетый,  без амбре немытого тела и перегара. Такой типичный сельский житель с низким материальным достатком.   Статус «бомжа» выдает только его способ добывания еды. Меню Толика на завтрак, обед и ужин напрямую зависит от содержимого мусорных контейнеров. Сначала, конечно, он брезговал, но голод – не тетка, так прижало, что пришлось рыться в мусоре в поисках еды.
- Понятно пришлось себя пересиливать, - рассказывает Анатолий Иванович. -  Но что делать? Жить надо как-то. Когда весна, осень, то проще – в контейнерах можно что-нибудь найти, а летом – нет ничего кроме гнилой клубники и гороха. Хорошо, если не зацветший кусок хлеба найдешь. Одежду тоже в контейнерах ищу, кто что оставит. Еще выбираю из мусора куски меди, алюминия. За неделю что насобираю, иду, сдаю. Получается рублей 50 – 60. Вот и весь мой доход.
В Приморье Толик приехал по переселению в 1983 году. Все у него было как у людей: дом, семья, работа. Жили в Вадимовке. Толик работал электрогазосварщиком в совхозе. Зарплата – приличная. Да еще и подработка:  кому ремонт в доме сделает, кому телевизор или магнитофон починит. Жену и троих детей Толик обеспечивал полностью. Еще и хозяйство большое держали – свиней, корову, птицу. Жили в достатке. Пока не начал разваливаться совхоз. Вот после этого жизнь Толика и покатилась по откос.
- Короче, остался я без работы, - оправдывается Толик. – Надо  было как-то жить. Разбирали здания на кирпичи, собирали металл, ну там, фермы разбирали, искали металлолом, цветмет, разбирали электродвигатели. Пошел по 158-й статье, части третей.
Первый раз Толику дали условно, потом посадили на два года. Пока он сидел, жена пристрастилась к спиртному. Да и он, когда вернулся из зоны,  стал выпивать. Толик, говорит, что вроде бы пили не много, но родительских прав их все-таки лишили. А потом он за кражу опять был отправлен судом в места не столь отдаленные на пять лет.
Пока Толик отбывал наказание, его супруга уехала на малую родину – на запад, там и умерла. Дом в Вадимовке, оставшийся без присмотра, разобрали. Так что по выходу на свободу жить Анатолию стало негде. Где его дети – он не знает. Дочь, кажется в Находке, Сыновья, кажется, сидят. Связаться с ними нет никакой возможности.
- Где-то в мае меня избили и украли документы, - говорит Анатолий Иванович. – Так что паспорта у меня сейчас нет. Пенсию я не получаю, хотя мне уже 61 год. Ходил в соц. защиту, просил устроить меня куда-нибудь в интернат, но мне сказали, что жилищных проблем не решают, и что у меня туберкулез может быть и сначала надо сходить к врачу. На паспорт документы сдал, да только боюсь, что мне штраф заставят платить за утерю паспорта, где я такие деньги возьму?
Сейчас Толик живет в подвале жилого дома в Черниговке. Какого? Не говорит, боится остаться без жилья. А жить в подвале, в общем-то, комфортно. Какая – никакая, а крыша над головой. Тепло. Есть вода, значит можно помыться и постирать одежду. Из трепья и старых одеял, найденных на помойке, Толик обустроил себе постель. Жаль, света нет. В темное время суток из освещения –   микрофонарик на зажигалке. Жить можно.  Только вот здоровье подводит.
- Я раньше у частников подрабатывал, что-то сделал – получил деньги, - объясняет Толик. – Сейчас уже не могу. Здоровье уже не то. Один глаз практически не видит. Еды нет, и я постоянно испытываю чувство голода. Очень тяжело. Если дадут паспорт, то смогу получать и пенсию. Что-то делать надо. Хочу или жить нормально, или умереть уже. Пусть бы мне какое общежитие выделили.
Куда пойти, куда податься
Анатолий Иванович  относится к той части бомжей, которые «барахтаются», пытаются выбраться, сделать хоть что-то, что может изменить их статус. Большинство же бомжей – это опустившиеся люди, которые только говорят о своем желании изменить жизнь к лучшему, но при этом ничего для этого не делают.   В таких случаях бомж – это не только социальное положение, это диагноз. Один из симптомов «болезни» - потребительское отношение к  государству и окружающим: им все должны, они – никому.
- К нам иногда обращаются лица без определенного места жительства, - отмечает специалист Черниговского отдела «Приморский центр социального обслуживания населения» Татьяна Валерьевна Петраковская. – Мы оказываем им только содействие, например, по оформлению документов, но при этом и они должны приложить некоторые усилия. Если человек сам в состоянии себя обслуживать, мы не будем бегать за него и решать за него проблемы. Часто такие люди, приходят и требуют оформить им паспорт или устроить в интернат. Но мы занимаемся только теми, кто не в состоянии себя обслужить самостоятельно, кто имеет инвалидность. Каждый случай, конечно, индивидуальный, но у многих таких людей нет желания что-то делать, у них потребительское отношение, им все должны помогать.
Каких-то специальных служб, ориентированных на помощь лицам, оставшимся без определенного места жительства, по крайней мере, у нас в районе нет. Пока с бомжами нянчатся только общественные организации. Кстати, в Черниговке такая действует.  Общественная организация помощи гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию «Возрождение», возглавляет которую  - Романенков Сергей Александрович.
- Официально наша организация была зарегистрирована в 2010 году, - рассказывает Сергей Александрович. – Мы помогаем не только бомжам, но и малоимущим пенсионерам, многодетным семьям и другим людям, которые попали в сложную жизненную ситуацию. Не могу сказать, что наше общественное объединение – многочисленно. Нет. Нас, желающих помогать людям, порядка 10 человек. Это и предприниматели, и пенсионеры, и обычные домохозяйки. Просто не равнодушные, готовые протянуть руку помощи людям, попавшим в беду. Многие из нас когда-то были за гранью, но мы смогли победить такой образ жизни, потому что нам кто-то помог. Теперь мы помогаем другим.
Как помогаем? Помогаем одеждой, мебелью, сотрудничаем с социальной защитой. Бывшим заключенным помогаем трудоустроиться. Часто к нам за помощь. Обращаются и лица без определенного места жительства. Помогаем им оформить документы, устраиваем на работу, отправляем в специальные реабилитационные центры.
Реб.центры для бомжей действуют в Ярославке, Ливадии, Находке, Лесозаводске. Одна из задач таких центров -  вернуть человека без определенного места жительства назад в общество, собрать ему необходимые документы, помочь найти работу, подыскать временное жилье. Бомжи там отмываются, приобретают человеческий облик, работают. При этом реабилитационные центры – это не санаторий. Там все подчиняются определенным правилам, много работают. Кто-то потом, вновь живет нормальной жизнью. У нас в Черниговке мы тоже планируем открыть реабилитационный центр, на базе которого будем помогать не только бомжам, но и бывшим заключенным, и всем, кто попал в трудную жизненную ситуацию, кому нужна помощь.
За 2010 – 2011 год мы отправили в реабилитационные центры из нашего района 18 человек. Это те, кто захотел туда поехать. Но есть те, кто не согласен ничего менять в своей жизни. Просто просят на водку. Или им все должны, а они – никому и ничего.  Им нравится так жить. Понимаете, быть бомжом – это определенная свобода. Не надо быть ответственным, они давно плюнули на себя. Это психологическая проблема, серьезная. Среди бомжей ведь много очень образованных людей, ранее живших совсем другой жизнью. Им особенно требуется помощь специалистов, которые смогут их переориентировать.  Если удается вернуть таких людей к нормальной жизни, то это, конечно, большая победа. Надо давать людям шанс.
Проблемы бомжей – наши проблемы
Воспользоваться шансом изменить свою жизнь к лучшему могут или хотят  далеко не все. Анатолий Иванович тоже ездил в реабилитационный центр для бомжей в Ярославке. Но жить там не смог. Одно из условий проживания в центре – отказ от курения. Пагубная привычка оказалась сильней, и Толику пришлось вернуться в Черниговку. Хотя стоит отметить, что он старается не упускать возможность пожить в нормальных условиях, пусть и в казенных учреждениях. Рассказывает, что долгое время лечился от туберкулеза во Владивостоке, в Сад-городе. Только пребывание в больнице имеет свой лимит. Пришлось возвращаться на улицу.
Многие его товарищи по несчастью, вообще ничего не предпринимают, чтобы выкарабкаться. Так проще – ничего не делать, найти деньги на выпивку и забыться. Это в большинстве своем совсем опустившиеся личности, которые давно махнули на себя рукой. Среди них есть агрессивно настроенные, страдающие алкоголизмом. Многие побывали в заключении.  Среди бомжей остро стоит  и проблема инфекций. Не все бомжи хотят лечиться от туберкулеза, а многие просто не знают о своей болезни. Некоторые лица без определенного места жительства являются распространителями заболеваний. Так что проблемы бомжей – это проблемы всего общества. Однако, какой либо службы, которая бы вела специальный учет бомжей – нет.
- Сколько на территории Черниговского района находится лиц без определенного места жительства  точно - не известно, - говорит Начальник отдела участковых уполномоченных полиции подполковник Игорь Владимирович Бурахович. – Специальную статистику мы не ведем. У нас есть данные только по тем людям, которые попадал к нам в сводки. Но такие случаи не часты. Бомжей у нас не много, но они есть. В основном, это жители нашего района, личности их установлены, мы знаем кто они. В силу ряда причин они утратили жилье, в каждом случае причина – индивидуальна. Кто-то из них временно проживает у своих знакомых, кому-то приходится и на улице ночевать. Помощь таким людям мы можем оказать в рамках своей компетенции. Всегда идем навстречу.
Мечты сбываются и не сбываются
Многовековой народный опыт учит – от сумы, да от тюрьмы не зарекаться. В жизни  - все возможно. Никто не застрахован от обнищания. Далеко не все бомжи мечтали прожить жизнь в таком статусе. И далеко не все имеют возможность вылезти из социальной ямы. Думаете легко получить паспорт, если нет никаких других документов, удостоверяющих личность? А трудоустроиться, если нет регистрации по месту жительства? А выжить на улице зимой, если жить просто негде? А найти еду, если нет денег, чтобы ее купить?
Мечта Анатолия  Ивановича – спокойная человеческая жизнь, чтобы все как у людей – дом и пенсия, а может и семья. А что? Мужик, то он в общем-то не старый – всего 61 год.
Пока от мечты до реальности – целая пропасть. Документов - нет, пенсии – нет,  жилья – тоже нет. Но он пытается выжить, старается. Пусть у него все получиться…
Желающим оказать помощь Общественной организации помощи гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию  одеждой, обувью б/у, личным участием можно обращаться по телефону: 8 9146967300, 8 914 6759792,  Романенков Сергей Александрович.